Поиск по сайту: 
 
Copyright © 2020 Institute for Time Nature Explorations. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU General Public License.
"Власть ученых": реально ли это?
Zhuravel A.V. "Власть ученых": реально ли это?

Категория: Наука и политика

"Власть ученых": реально ли это?
0.0/5 rating (0 votes)

© А.В.Журавель

«Власть ученых»: реально ли это?

(по мотивам статьи д. ф-м. наук С.М. Коротаева «За власть ученых» // Московские новости от 19-25.11. 2004)

Александр Журавель




Свершилось! Люди науки, опущенные властью до уровня пролетариата, вновь выдвигают пролетарский лозунг: от призыва «Вся власть – Советам!» до нынешнего «За власть ученых!» разница не столь уж велика.

Вот только насколько реальны такие перспективы? С точки зрения здравого смысла, ничтожны. Пока ученые сорганизуются (а сумеют ли они сорганизоваться?), власть успеет провернуть свои делишки и реализовать по сходной цене собственность, подотчетную НИИ… А сумеют ли ученые в рамках современной, так сказать, демократической избирательной системы принять участие в выборах в качестве самостоятельной политической партии и создать фракцию в Думе? Ответ однозначен: нет, слишком узок круг таких революционеров, слишком далеки они от народа… В рамках собственно борьбы за сохранение науки ничего не получится: власть посочувствует, тов. Путин с тов. Фрадковым примут отечественных нобелевских лауреатов, пообещают им что-нибудь (например, повысить зарплату в нескольких физических НИИ рублей на 200 или 500), а потом сделают так, как им нужно. Товарищи так всегда поступали – от тов. Сталина до тов. Ельцина.

Вот только С.М. Коротаев ошибается, полагая, что в мире никогда не было прецедентов расправы с собственной наукой. На этот вопрос стоит посмотреть пошире, и тогда все встанет на свои места. Я вовсе не открою Америки, если скажу, что нынешняя ситуация в мире очень напоминает то, что складывалось в античном мире накануне крушения демократий: те же «хлеба и зрелищ», почти открытый разврат элиты, снисходительное отношение к гомосексуализму, замена массовой армии наемной (а со временем в Риме и в наемники собственно римляне идти не желали, и войска формировались из варваров со всеми вытекающими отсюда последствиями), и видимо, демографический кризис (для горожан – в отличие от селян – дети оказываются лишь обузой). Побочным и малозаметным следствием этого была постепенная деградация культуры – и науки в частности. Были и репрессии, о которых известно меньше просто потому, что наука как таковая играла тогда меньшую роль в жизни общества, чем теперь.

Наиболее существенный урок, который можно извлечь из античного опыта, состоит в том, что демократия сама по себе не может быть препятствием для формирования диктатур: в Греции после утраты независимости демократическая полисная структура продолжала существовать на протяжении столетий – вплоть до эпохи Византии, и деспотические режимы власти Македонии и Рима прекрасно с ними сосуществовали. На уровне местного самоуправления граждане могли защищать свои права, но горе им, если они вдруг посягали на основы высшей власти… Более того, ранняя Римская империя по формальной своей структуре долгое время оставалась республикой: «принцепс» (император) всего лишь сосредоточил в своих руках все республиканские должности. Суть состоит в том, что к тому времени была подорвана социальная база демократии как таковой, и элита отлично научилась с помощью формальных демократических механизмов манипулировать плебсом и использовать его в своих интересах.

То же самое происходит ныне в так называемых странах западной демократии: демократические институты – всего лишь ширма для правящих элит для установления тотального контроля над собственными обществами, а активно проводящееся ныне США насаждение демократии по всему миру – это всего лишь стремление установить свой диктат и над ним. Одной из важнейших задач по установлению тотального господства в мире для США является освоение бывшего СССР, и прежде всего России, и нынешняя демократическая по форме, но не по сути власть в России, пытаясь воссоздать у себя западные демократические институты власти, на самом деле систематично занимается разрушением общественных структур, потенциально способных воспрепятствовать этому. Первоначально власть занималась подавлением самостоятельности в области политики и в целом успешно справилась со своей задачей: от левых и правых сил остались одни руины, сейчас завершается формирование двух псевдо-партий, которые и будут вести псевдо-борьбу за как бы власть. СМИ также уже обучены вести себя так, как полагается, и в целом неплохо обслуживают власть.

Теперь наступает пора разрушить старую систему образования и науки, которые потенциально представляют угрозу для режима, поскольку в них сохраняется принцип свободной конкуренции талантов, заложенный в ней еще в эпоху становления капитализма. Правящие круги не могут не понимать, что их дети, вечная «золотая молодежь», не в состоянии свободно конкурировать с выходцами из «плебса», и потому на Западе пошли по пути разрушения традиционной системы образования, предусматривающей возможность человеку из низов подняться вверх благодаря своим талантам и трудолюбию. Ныне, судя по всему, по представлениям нынешней элиты, основной массе людей – «плебсу», «быдлу» – незачем получать качественное образование: им нужны просто исполнители, получающие узко специализированные навыки, умеющие четко выполнять ведомственные инструкции, но не способные оценить ситуацию в целом: словом, зачем народу знать географию? ямщик куда надо и так довезет… Но при этом своих деток, а также узкую, жестко «процеженную» группу наиболее талантливых выходцев из «плебса» следует обучить, как полагается, в спецшколах, в нескольких элитных вузах, и тем самым – с учетом протекции при «устройстве на работу» – обеспечить, с одной стороны, преемственность и наследственность власти, с другой стороны, бесперебойное «фунциклирование» создаваемого механизма власти. Кроме того, необходимо иметь в виду, что нынешняя отечественная элита вовсе не желает следовать принципу «лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме»: в условиях «глобализации» она желает хотя бы бочком, хоть на десятых ролях, но втиснуться в узкую группу общемировой элиты. Р. Абрамович с его «Челси» – яркий тому пример: дело ведь не только в его стремлении так застраховать себя на случай, если с ним поступят так, как с Б.Березовским и М.Ходорковским.

С точки зрения такой стратегии, гнилую отечественную интеллигенцию – учителей, врачей, деятелей культуры и науки – и надо держать в черном теле: поставленные на грань выживания, они не будут особо сопротивляться новым начинаниям и будут рады любой подачке – такова обычная реакция «плебса». Поэтому до сих пор разрушение школы, начатое введением так называемых ЕГЭ, а также ползучее «низведение» высшей школы и системы НИИ до сих пор проходили довольно гладко. Но ныне наступает решающий момент, и нынешняя «реформа» РАН – это действительно момент истины для этой самой «научной общественности»: если она и на этот раз лишь вяло посопротивляется, а потом покорится своей участи, то никаких реальных препятствий для ЕГЭ-зации всей страны не останется и окончательное превращение России в придаток формирующейся глобальной Империи станет неизбежным.

На самом деле кажущаяся неизбежной победа западной «демократической» Империи в долгосрочной перспективе вполне иллюзорна, и это предчувствуют многие аналитики, но не могут пока предложить никаких внятных тому альтернатив. Прозрачная аналогия с той же Римской империей напрашивается сама собой: «новые варвары», т.е. выходцы из Азии, Африки и Латинской Америки, постепенно освоят территории «Империи», силой установят там новый порядок и постепенно ассимилируют местное население, которое в силу демографических причин будет быстро вымирать. Во время этого темного и чреватого жестокими войнами «нового Средневековья» возникнут новые нации, которые, может, и будут говорить на английском, немецком, русском и прочих языках, но будут внешне довольно смуглыми и раскосыми.

Встает вопрос: а что же делать? Если симпатичный лозунг «за власть ученых!» не осуществим в рамках западной демократии с ее ставшим весьма фиктивным разделением властей, то, может, остается махнуть на все рукой и поиграть в «миллионера» с пресловутым Максимом Галкиным, надеясь выиграть нечто, и тем обеспечить себе лично возможность заниматься наукой? Просто смотреть ТВ и водку пьянствовать? Присоединиться к «антиглобалистам» и похулиганить немного на улицах?

Но можно приглядеться внимательнее к опыту Римской империи и обнаружить, что в Империи в эпоху, когда разрушение демократии в основном уже осуществилось, снизу возникло совершенно новое и уникальное явление, с которым элита поначалу жестоко боролась, но в конце концов смирилась с невозможностью его победить и потому сделала его институтом власти. Речь, понятно, идет об иудейской секте христиан, которые сумели преодолеть рамки узко национальные и тем самым сделали свою веру явлением общеимперским, а затем и общемировым.

Это можно взять на заметку и выстроить свою стратегию борьбы за выживание науки – не в рамках официальных структур, которые властью разрушаются, а вне их. Для этого надо обязательно выходить за рамки собственно науки и говорить о сохранении традиций в культуре и образовании вообще. Последнее наиболее существенно: если деятели науки, стремясь сохранить себя в качестве научных работников, обратятся за поддержкой к огромной массе учительства и родителям, детям которых уготована участь «быдла» – в большей еще степени, нежели самим родителям, то надежда встретить у них поддержку более реальна, чем если бы речь шла о науке как таковой.

В нынешних условиях возможно – и это стихийно уже происходит на различных форумах – образование научных и полунаучных интернет-сообществ, которые наряду с рядом частных телевизионных каналов могут сыграть, как выражался тов. Ленин, роль коллективного организатора и пропагандиста.

Конечная цель, которую может поставить себе такое движение – создать новую структуру власти, в которой традиционные ее ветви, ныне фактически сливающиеся в одно на высших ее уровнях, лишились бы права влиять на сферу культуры, образования, здравоохранения и, вероятно, спорта: по примеру христианской церкви в пору расцвета эта сфера должна сама стать ветвью власти, т.е. получать точно установленную долю от общегосударственных доходов (хотя бы десятину!), участвовать в формировании законодательной власти или даже самой стать законодательной властью взамен фиктивных псевдо-партий. При этом обязательно надо создать строго установленный конституцией четкий механизм контроля за исполнительной властью.

В этом случае возможно коренным образом изменить отношение людей к реальным знаниям и умениям, провести настоящую, а не фиктивную реформу сферы образования, переломить ситуацию в области СМИ – в частности, остановить рыночную вакханалию на ТВ, и тем самым сделать познавательные программы более привлекательными в глазах зрителей, чем американизированные жвачки в виде бесконечных боевиков, сериалов и телеигр. Именно знание, а не компьютеризованное невежество позволит обществу не на словах, а на деле стать открытым и демократичным. Экономический эффект от творчески работающих на своем месте людей должен быть явно значительнее, чем ныне, а управленцы, обслуживающие не узкую элиту, а общество в целом, явно окажутся более дееспособными. Это поможет если не избежать, то по крайней мере смягчить те страшные последствия, которые могут последовать в мире после неизбежного крушения «демократической» Империи.

Разумеется, с точки зрения здравого смысла и эта сырая идея кажется столь же утопичной, что и призыв С.М. Коротаева к «власти ученых». Но все же она позволяет разработать долгосрочную программу действий, дает перспективу и надежду. Если она хоть отчасти осуществится лет через 100, то и это было бы совсем неплохо.




Журавель Александр Васильевич

(0872) 473963

You have no rights to post comments



Наверх