Поиск по сайту: 
 
Russian English French German
 
© 2001-2017 Институт исследований природы времени. Все права защищены.
Дизайн: Валерия Сидорова

В оформлении сайта использованы элементы картины М.К.Эшера Snakes и рисунки художника А.Астрина
Исследовательская программа ЛК

Исследовательская программа ЛК

Предмет исследования
Нетрудно представить себе разум, для которого последовательность событий развивается не в пространстве, а только во времени, подобно последовательности нот в музыке. Для такого разума концепция реальности будет сродни музыкальной реальности, для которой геометрия Пифагора лишена всякого смысла.

Рабиндранат Тагор в беседе с Альбертом Эйнштейном о природе реальности. Эйнштейн А. Мир и физика. Сборник. – М.: Тайдекс Ко, 2003 – с. 65-67

Современное естествознание базируется на моделях реальности, которые можно назвать геометрическими. Согласно сложившимся в науке и философии представлениям (геометрической парадигме) реальностью принято считать множество одновременных относительно наблюдателя событий. Это множество, наделённое геометрической структурой, называется пространством. Элементом геометрической модели реальности является точка, отображающая событие в пространстве относительно других, одновременных с ним событий.

Представляя себе реальность (настоящее), как множество одновременных сущностей, мы сразу попадаем в капкан противоречий. Подобная реальность либо уже не существует, либо ещё не существует. Анализируя её образ в нашей памяти, мы приходим к выводу, что не можем утверждать одновременность всех его частей. Любой образ реальности является результатом синтеза, который осуществляется сознанием в течение конечного времени. В отношении любого множества событий нам известно лишь то, что они произошли (или, может быть, произойдут) на каком-то отрезке времени, но мы не можем утверждать на основании какого-либо опыта, что они произошли (или произойдут) строго одновременно. Непонимание сущности настоящего, пожалуй, является самым мучительным в нашем непонимании времени. И причина этого непонимания, с моей точки зрения, в том, что мы пытаемся втиснуть в один момент времени весь мыслимый мир.

Такое представление о реальности приводит к неразрешимым логическим парадоксам в философии, разобщённости и неполноте физических теорий. Наиболее серьёзные концептуальные трудности возникают при попытке включить «стрелу времени» в динамическую картину мира. Вопрос о причинной связи времени с геометрическими и физическими законами нашего мира, до сих пор остаётся открытым.

Традиционная философия, опирающаяся на геометрическую модель реальности (философия Бытия) вполне удовлетворяла запросам науки, пока мы не спрашивали себя о причинах физических законов, о принципах их постижения нашим сознанием и о том какую роль во всём этом играет время. Но, задав себе подобные вопросы, мы должны в поисках ответа опереться на иную методологию, которую, как мне кажется, может дать новая философская школа 20 в. – философия Процесса, которая подчеркивает элементы становления, изменения и новизны переживаемой действительности в противоположность постоянству и единообразию. Согласно её представлениям действительность не может быть постигнута в старых пространственных понятиях, которые игнорируют аспекты временности и новизны Вселенной. Философия Процесса выводит нас за пределы пространственного представления о реальности в ту область, откуда эта реальность видится как последовательность событий развивающаяся «не в пространстве, а только во времени, подобно последовательности нот в музыке».

Исследуется гипотеза, согласно которой понятие пространства, его геометрия и законы движения являются вторичными по отношению к понятию времени (похожие идеи ранее выдвигались Е.А. Милном и математиком Кронекером) и могут быть получены с помощью дедукции из линейной (временной) упорядоченности абстрактных событий. Пространство предлагается рассматривать в виде конструкции, создаваемой сознанием наблюдателя. Объективная реальность, существующая вне и независимо от наблюдателя рассматривается как строго упорядоченная цепь событий абстрактной системы. Отдельно взятое событие (момент времени) при таком подходе не может быть содержательно интерпретировано сознанием наблюдателя. Только последовательности событий может быть поставлен в соответствие некий объект (в простейшем случае – точка) в пространстве.

Такую модель реальности предлагается называть темпоральной. Одной из наиболее важных черт темпоральной модели реальности является то, что она содержит в качестве подсистемы собственного (внутреннего) наблюдателя, чьё сознание обладает способностью постижения физических и геометрических законов. Этот подход преследует двойную цель – понять причину самих законов и построить модель сознания, способного их познавать. Предметом исследования лаборатории – кафедры являются линейно упорядоченные абстрактные множества (цепи событий), их отображение в виде пространственных (геометрических) моделей сознанием наблюдателя, а также причинные связи между физическими законами и статистикой распределения состояний в цепи событий – темпоральные модели реальности.

О методе исследований
Отличительной особенностью метода является акцент на двойственности форм представлений реальности в сознании наблюдателя. Двум формам представления реальности соответствуют два типа наблюдателей – внешний и внутренний. Для первого последовательность событий наблюдаемого им процесса развивается не в пространстве, а лишь во времени. При этом каждое событие чему-то соответствует в его системе понятий. Для второго – эта же последовательность событий развивается в пространстве, но при этом каждое отдельно взятое событие (момент времени) не может быть содержательно интерпретировано его сознанием. Наглядное представление об идее метода даёт ленточная интерпретация темпоральной модели реальности. Отождествляя себя с внешним наблюдателем, рассмотрим систему, в которой информация о состояниях одной из её подсистем передаётся другой в виде строго упорядоченной последовательности символов на движущейся ленте. Здесь принимающая информацию подсистема отождествляется с внутренним наблюдателем, а передающая – с окружающей его средой. Для нас – внешних наблюдателей, эта конструкция, конечно же, представлена какими-то пространственными формами. Но содержание информации на ленте в общем случае не имеет никакого отношения к этим пространственным формам. Более того, в наших рассуждениях мы исходим из того, что внутренний наблюдатель не знает алфавита передаваемых ему сообщений. Он лишь различает символы (события) и классифицирует их согласно собственной системе классификации. В конструкции внутреннего наблюдателя изначально не закладывается информация о геометрии пространства, в котором развёртываются события, наблюдаемой им реальности. Осуществляя счёт и сортировку событий, он создаёт в своей памяти пространственные структуры. Память наблюдателя предполагается структурированной в виде решётки регистров, размерность которой определяется количеством возможных классов состояний системы. Подобная конструкция памяти наблюдателя оправдывается необходимостью его адаптации к условиям существования в системе, когда для «выживания» требуется наиболее адекватная реакция.

Такая модель предоставляет возможность исследователю генерировать различные последовательности событий во времени (в нашем времени), и наблюдать реакцию внутреннего наблюдателя на них в виде динамических пространственных образов реальности, возникающих в его сознании. В результате исследования соответствий между параметрами статистического распределения состояний в цепи событий и пространственными образами в сознании внутреннего наблюдателя мы надеемся обнаружить общие темпоральные основания геометрии и законов движения.



Наверх