Site search: 
Youtube channel
VK group
 
Copyright © 2022 Institute for Time Nature Explorations. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU General Public License.
Концепция субстанциональных потоков А.П. Левича в теоретической и прикладной хронополитике

Концепция субстанциональных потоков А.П. Левича в теоретической и прикладной хронополитике

0.0/5 rating (0 votes)

В последнее время можно наблюдать радикальную смену парадигм в различных областях человеческого знания. Например, для старой психологии наше сознание есть нечто вторичное, сопутствующее работе мозга. Для новой парадигмы, вытекающей из квантовой методологии, сознание является основой бытия, а мозг – это нечто вторичное и т.д. Здесь мы обратим внимание на то, что на смену геополитике приходит хронополитика. Исследования, которые ведёт сейчас лаборатория-кафедра практической философии времени относятся именно к этой области [1].

Хронополитика – это новое направление теоретической политологии, область знаний, связанная с изучением временного измерения политической реальности. Наша лаборатория претендует на разработку собственного подхода. За основу взята концепция субстанциональных потоков А.П. Левича.

Мы избрали своим предметом политические отношения. Политика в переводе с древнегреческого означает деятельность государства. Государство – это высший уровень организации общества, а политические отношения представляют собой квинтэссенцию всех социальных отношений.

Дело в том, что социальное – это всегда отношения власти и по поводу власти. В этом нет ничего удивительного, ведь социальное – это организация, целое, а власть – это квинтэссенция организации.

Сущность человека, его differentia specifics, которая отличает его от всех других живых существ в том, что человек подчиняет и эксплуатирует себе подобных. Поэтому социальное возникает из завоевания.

В 60-е годы в Минске вышла книга белорусского историка Ф.М. Нечая «Рим и италики» [2]. В ней он доказывал, что древнеримское государство возникло из завоевания одного народа другим, а вовсе не из-за расслоения общества на классы, как утверждал К. Маркс. Мы полагаем, что это универсальный принцип.

Он просматривается на всём историческом материале и действует сегодня. На территории Древней Греции с XVI по XII в д. н. э. развивалась минойская цивилизация ахейцев. Известная нам древнегреческая мифология, религия, древнегреческий язык возникли именно тогда. Микены возглавили ахейцев в троянской войне. Ахиллес, Одиссей – ахейцы. В XII веке в Грецию вторглись племена данайцев. Они завоевали Грецию, подчинили ахейцев, усвоили их культуру, религию, язык и постепенно, пройдя так называемые тёмные века, создали свои государства-полисы. В Лакедемоне потомки Ахиллеса и Одиссея – ахейцы вообще превратились в периэков и илотов.

В IX в. Русь представляла собой развитую страну. Мы, по крайней мере, знаем о существовании таких городов как Ладога, Новгород и Киев. В это время происходит завоевание Руси варягами. Рюрик подчиняет Новгород. Хельг, известный нам как Олег, проводит успешную операцию по захвату Киева. Возникло государство варягов, т.н. древнерусское государство – Киевская Русь. Варяги усвоили религию автохтонного населения, культуру, язык, но стали его элитой. Ядро войска составляли варяги. Они оставались элитой, хотя даже приспособили свои имена к местному языку. Так Свендеслейв стал Святославом, а Хельга – Ольгой.

Примеры можно множить и множить.

Теперь надо ввести новое понятие - совокупный субъект политического действия. Совокупный субъект политического действия - это общность, объединённая общей историей. В её основе лежит матрица, главным импульсом которой является обладание и экспансия – завоевание и удержание власти. Именно поэтому у геополитики как функции того или иного совокупного субъекта политического действия, есть только один закон – борьба за передел мира и жизненное пространство.

Совокупный субъект политического действия – это инициативная часть некоего сообщества, которое имеет своей целью захват власти. Применительно к Древней Руси – это дружина Рюрика, принадлежавшая к некоему скандинавскому племени, и давшая новому государству своё имя. Какое государство существовало на данной территории до них не известно.

К чьей истории мы бы ни обратились, везде мы обнаруживаем три исходных элемента – подчиняемое большинство, уже имеющее, или содержащее в возможности хозяйственный механизм, подчиняющее меньшинство и его дружина – совокупный субъект политического действия. Подчиняющее меньшинство питает дружину, оставаясь в массе индифферентным к её действиям. Однако именно оно является носителем интегрирующего и побуждающего начала. Это в первую очередь социальная память. Её ядром всегда является образ потерянного рая. Поэтому это память о страданиях.

Здесь используется схема, разработанная создателем Российского междисциплинарного семинара по темпорологии, директором Web-Института исследований природы времени, доктором биологических наук, профессором А.П. Левичем в рамках его концепции природы времени [3], которая, с нашей точки зрения, содержит все основные элементы механизма возникновения государства. Именно концепция Левича стала эвристикой для создания данного подхода. Далее мы будем её только уточнять и конкретизировать. Разберём её. Наличие всех элементов обязательно.

1. Субстанциональный поток. Это та реальность, которая питает весь процесс. Которая имеет влияние и средства. Это «подчиняющее меньшинство».

2. Она оказывает влияние через генерирующие потоки – интеллектуальные центры, агентов влияния и «дружинников». Субстанциональный поток проявляет себя через некую систему убеждений, которую удобно назвать утопией .

Впервые подверг утопию научному анализу немецкий философ Карл Маннгейм. [4] Не будет преувеличением сказать, что весь процесс социально-исторического развития человечества представляет собой институализацию утопий в жизни разных стран и народов. Это очень важно, потому что анализ утопии позволяет добраться до субстанциональных потоков, вскрыть их цели, и предсказать последствия появления нового государства. Это возможно потому, что любая утопия несёт в себе свой антипод – антиутопию .

3. Фактически любая социальная утопия является ярким завлекательным миражом, волшебным покрывалом, под которым таится её страшный, но неизбежный антипод – антиутопия. В. Штепа уточняет эту мысль. Он утверждает, что если утопия основана на позитивном стремлении к прямому воплощению своего идеала, то антиутопия сосредоточена на негативе – борьбе со всевозможными «врагами» и «ересями», чем постоянно отодвигает «светлое будущее» на неопределённый срок [5]. Как только власть обретена, утопия отступает на задний план, становясь частью официальной идеологии. На первый план выходит антиутопия. Так, например, коммунистическое государство Сталина возродило крепостничество и прочие формы рабства. Либерально-демократическая утопия в СССР превратилась в создание некоего симбиоза авторитарного государства и капиталистической корпорации. Исторический опыт показывает, что, как правило, любые антиутопии заканчиваются политическим и экономическим крахом государства, которое выступает их субъектом-носителем. Рим пал. Его жизненную энергию высосали люмпен (помните, хлеба и зрелищ) и христианская церковь. Надорвались. А дальше пошло и поехало. Возникли христианские государства.

Сформулируем основной психологический закон хронополитики. Для этого рассмотрим структуру власти. Как устроен её механизм. Иными словами, в чём сущность такого явления как власть? Она на удивление проста, хотя её и трудно разглядеть. Она, можно сказать, лежит на поверхности. Власть существует с согласия субстанционального потока. Ещё раз, власть существует только благодаря согласию субстанционального потока. Здесь ключевое слово – согласие. Поэтому всё, что делает власть, она делает, чтобы получить согласие субстанционального потока. Это прослеживается во всех решениях, принимаемых властью. Если согласие будет утрачено, даже наличие самой сильной армии мира, самого мощного репрессивного аппарата, колоссальные штаты полиции и жандармерии власть не спасут. Она рухнет. Согласие субстанционального потока нельзя рассматривать как некие активные действия, как бои с инсургентами, последнее – скорее исключение. Согласие совокупного субъекта чаще всего, и как правило, является молчаливым. Это очень важный момент.

Представим себе некую гипотетическую страну, образовавшуюся после развала Советского Союза. В этой стране 65 или более процентов населения ориентированы на Россию, и 35 или меньше процентов на Запад. Прозападная компонента более активна. Их дружина, составленная из агрессивного меньшинства, ходит по улицам, устраивает митинги, угрожает и вообще полностью занимает внимание обывателя. И вот, это всегда воспринимается как неожиданность, на выборах побеждает пророссийский президент. Агрессивное меньшинство переворачивает автомобили, бьёт витрины, поджигает покрышки, пытается штурмовать здание правительства. Им противостоит полиция. Никто из 65% пророссийского, в нашем примере, президента не вышел на улицу, не устроил митинг, не пошёл с палками на инсургентов, но полиция разогнала их и всё улеглось. Потому что большинство просто молча сочувствовало президенту и соглашалось с его действиями. Этого оказалось достаточно. Инсургентов разогнали и все вздохнули с облегчением. Молчаливого одобрения оказалось достаточно. Просто общественного настроения. А теперь представьте себе, что кто-то ошибётся и утратит связь со своим субстанциональным потоком? Например, из-за излишней самоуверенности, как, скажем Каддафи?

Нами предложен метод эротетического анализа, позволяющий исследовать состояние общественных настроений. [6] Если особое значение в политологическом исследовании имеет определение ранних признаков больших перемен, которые в разведке называют «слабые сигналы», то главными задачами такого исследования является обнаружение возникающего совокупного субъекта, идентификация существующего и определение его актуальных трендов.

Сказанное выше включает в себя все элементы для написания компьютерной программы, направленной на моделирование текущей политической ситуации и прогнозирования тенденции её развития.

Библиографические ссылки

  1. Поликарпов В.А. Политика как игра: основное психологическое отношение. Журнал Белорусского государственного университета. Социология. 2019;1:74 – 79.
  2. Нечай Ф.М. Рим и италики. Минск.: БГУ, 1964.
  3. Левич А.П. Метаболический и энтропийный подходы в моделировании времени [Электронный ресурс] / А.П. Левич. – Режим доступа: http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/levich_metabolishesky/levich_metaboliscesky.htm
  4. Мангейм Карл. Идеология и утопия. М.: Весь мир, 1997.
  5. Штепа В. RUТОПИЯ , Екатеринбург: 2004.
  6. Поликарпов В.А. Эротетический анализ: социальная диагностика общественных настроений // Научные труды республиканского института высшей школы. Исторические и психолого-педагогические науки. Сборник научных статей, выпуск 18, часть 2. 2018. Минск: 2018.

Файл новости

Download
30.22 KB

You have no rights to post comments



Наверх